Касса: +7 (3456) 27-56-30
07.02.2019

Медведь по-тобольски

   В сибирской столице ещё жива память об «Узниках Дома Свободы» в фотографиях и рассказах участников и очевидцев постановки Виктора Синицына 1993 года. Спустя десятилетия Тобольский драматический театр вновь открывает занавес опального бытия семьи последнего императора России.
   Режиссер Валерий Медведев создал собственную композицию, используя неожиданный ход: Романовы – герои его инсценировки, основанной на реальных событиях начала XX века, – устраивают домашнюю репетицию спектакля по пьесе А.П. Чехова «Медведь» в доме генерал-губернатора. За счет такой удвоенной театральности, внешний уровень приобретает положение усиленной действительности. «Театр в театре» переходит к высшей игровой форме с довольно смелой иронией, при этом публику не отпускает предчувствие трагедии – мастер сделал беспроигрышную ставку на узнаваемость судеб.
   «Как я зол, как я зол…!» – буффонадно произносит Николай Александрович, как наивное речение детского заклинания, способного на нещадно короткое время обернуть серость тобольской ссылки в атмосферу чеховской шалости. И действительно зол на обстоятельства, в одночасье обративших его семью, а с ней и всю царскую Россию, в гонимых и обездоленных. Однако не пристало бывшему государю «обнажать» чувства. И вот уже достаточно хладнокровно, с присущей ему аристократичной сдержанностью, Николай II беседует с комиссаром Временного Правительства Василием Панкратовым, обозначая акцент «Я не оставлю свою семью!». На мой взгляд, здесь отыгрывается очень верная тема театральности: не важно, кто ты сейчас, важно, кем ты будешь в конце игры. И не покидает мысль, что сам герой уже предчувствует этот конец… Отточенный, умеющий двумя-тремя штрихами сменить маску на мягкого папеньку, Николай Александрович не позволяет паническому бессилию проникнуть в семью: продолжает заботиться об образовании и просвещении детей, репетируя с дочерью Ольгой забавную комедь.
   Нельзя не отметить тот факт, что один из составов главных ролей, как и режиссер-постановщик, – уроженцы Тобольска. В таком случае, как иначе, ежели не проникновенно, смог бы передать зрителю энергетику революционного периода артист Евгений Пономарев (Николай II), чью бабушку в действительности угощал конфеткой ссыльный экс-император? Разве не с великой самоотдачей явила бы образ цесаревны Ольги актриса Ирина Полыгалова, когда детскими ножками самой довелось топтать дорожную пыль у бывшего губернаторского дома, что в нескольких метрах от школьной скамьи и отчих стен? Незримая кисея времени между поколениями распахнута под напором актерского сосуществования с прототипами. Такой «Медведь» мог родиться только в Тобольске, и в этом его специфическая прелесть.
   Артист Константин Орлов (Василий Семенович Панкратов) играет роль не на эксцентрике, а в задумчивости, размерено, модерато, словно разгадывает сложный житейский кроссворд. Татьяна Артемчук (Клавдия Михайловна Битнер) солидарна с ним, ведь осторожность слов и действий – важнейший фактор, помогающий пережить смутное время с наименьшими потерями. Оттого Панкратов после снятия с него полномочий соглашается на театральную авантюру, чтобы за многослойными цитатами пьесы облегчить сердце, отягченное разными мыслями. И тут же пытается предостеречь бывшего царя: «В России оружие всегда непредсказуемо. Порой оно может выстрелить и незаряженное и совсем не в того, в кого мы целились» – звучат слова, как последнее пророчество. Одна Старуха (артистка Елена Воронович) откровенно и колоритно бунтует, не понимая смысла своего же мятежа, руководствуясь лишь предчувствиями и сновидениями. Ее собирательно-народный образ – тот самый пазл, который позволяет лицезреть всю картину эпохи.
   Для меня «Медведь» – спектакль, решающий, прежде всего, задачи нравственно-просветительные. Здесь есть, на что посмотреть и эстетам: лихо сделана форма репетиции одноименной пьесы с историческими костюмами и интерьерной стилизацией. Каждая деталь гармонично «нужно» вписывается в общую художественную панораму, созданную Виктором Моором, живёт здесь и сейчас вместе с талантливой игрой артистов.
   Валерий Медведев и его команда в очередной раз доказали, что и век назад, и сегодня Театр – это вечные подмостки, на которых способен воскреснуть любой небожитель. И финальная проекция черно-белого ряда фотографий Романовых с цветным изображением в завершении, как символом восстановленной палитры жизни, не оставляет равнодушным ни одного зрителя.
   Я – «Медведь», мы – «Медведь»… Вся Россия – «Медведь»: несмотря ни на что она умеет «прощать должников наших» и любить…

Автор статьи: Ольга Пономарева

Николай Романов, бывший царь – Евгений Пономарев
Ольга Николаевна, его дочь –  Ирина Полыгалова
Василий Панкратов, комиссар с особыми полномочиями – Константин Орлов
Клавдия Михайловна Битнер, учительница царской семьи – Татьяна Артемчук
Старуха – Елена Воронович

Ссылка: http://www.strast10.ru/files/sb-5215-2019-web_0.pdf


Поделиться:

Фотогалерея