Касса: +7 (3456) 27-56-30
28.08.2017

Театральная тень А.А.А.


АВТОР: ДМИТРИЙ КАРАСИЕР · ОПУБЛИКОВАНО   газета "Тобольская правда"

Фото Дарьи Федотовой


И всё-таки год 2017-й получается у нас по-настоящему Алябьевским. И замечательный памятник работы Сергея Мильченко вознёс упрямую десницу под не всегда приветные тобольские небеса. И старейший театр Сибири, над которым шефствовал ещё отец гусара-композитора, взялся за большое дело.

Мы уже сообщали, что ровнёхонько в день 230-летнего юбилея Александра Алябьева, 15 августа, в ТДТ приступили к репетициям спектакля, посвящённого великому земляку нашему. За дело взялась постановочная группа из Санкт-Петербурга (тоже ведь случайная неслучайность – батюшка композитора из Питер-града родом).

А люди местной театральной общественности хорошо известные. Художник-постановщик – Алевтина Торик (пять спектаклей на сцене ТДТ),  а режиссёр – Пётр Васильев (здесь я уже и со счёта-то сбился). Вот Васильева и спросим строго, как, дескать, дерзнул на тобольскую святыню посягнуть?

– А мне не привыкать замахиваться, – хладнокровно отвечает собеседник. – Я дебютировал в Тобольске с Ершовым. Это в театре-то, носящем его имя… Дальше пошло-поехало. И за 10 лет дружбы и сотворчества я с Тобольском стал одной крови. Потому и посмел.

Да предложение о постановке исходило вовсе не от меня, просто городу в юбилейный год нельзя было промолчать. Здесь появился памятник Сибирскому соловью (счастлив, что был на открытии), а театр задумался о ещё одном, нерукотворном – о спектакле.

Найти постановщика, даже такого статусного, как Васильев, оказалось половиной дела. Для спектакля нужен материал – пьеса, книга. Оказалось, что ничего подобного не существует, и режиссёру пришлось чинить перья для письма.

– У Алябьева не было биографа при жизни, – поясняет Пётр. – Может, вследствие того, что он был опальным, ссыльным, его и вовсе забыли на полвека. А монография Тимофеева, появившаяся в 1912 году содержит в себе ошибки, некоторые важные факты не совпадают с подлинно известными. Дальше, в период до 1960 года вышло ещё несколько, даже не книг, а брошюр, где повторяется один и тот же событийный ряд: родился в Тобольске, воевал с Наполеоном, занялся музыкой, несправедливо направлен в ссылку.

Крохи, конечно, но, собрав их в горсть, можно уже слепить кусочек мякиша, по которому определяется вкус эпохи и жизни исторической личности. И я самостоятельно решил взяться за написание основы для сценической версии о жизни и творчестве Александра Алябьева… Не стал бы называть итог пьесой, скорее – композицией. Композицией из реальных фактов, дополненных вымыслом для создания необходимого театрального эффекта. Композицией, наполненной узнаваемыми музыкальными фразами и дополненной вымышленными фактами взамен утерянных.

Композицией, нарочито театральной, напоминающей водевиль, поскольку г-н Алябьев был весьма близок к театральной жизни. И историю его хочется преподнести легко, а не с обычной музыковедческой тоскливостью. Композицией, в которой наряду с Алябьевым оживут и другие известные его современники: славный Денис Давыдов, писатель и поэт Ершов… Может, появление нашего спектакля спровоцирует кого-нибудь на создание целостного труда – романа, оперы, драмы. Герой того, безусловно, достоин.

Поработал над созданием нового спектакля и известный композитор из Санкт-Петербурга Николай Морозов (кто имел с

Пётр Васильев (фото Дарьи Федотовой)


частье слышать тобольские «Маленькие трагедии», музыкальную мощь этого человека оценил сполна). Николай Александрович пока до нашего города не доехал, потому слово вновь предоставим режиссёру-постановщику:

– Странно, казалось бы – спектакль об одном композиторе, а в афише присутствует другая фамилия. Дело в том, что даже если в спектакле звучит только музыка А.А., её так или иначе надо адаптировать под действие. Что же мы знаем об этой музыке? Многие не смогут назвать ничего, кроме «Соловья»… С него-то всё и начнётся, он-то и будет лейтмотивом. Мы с г-ном Морозовым заставим его, «Соловья», звучать много раз, и каждый раз по-новому, снова и снова приподнимая завесу, скрывающую, что там за известным мотивом было, есть и будет. Этим дело не ограничится, исполнены будут еще три песни. Но изюминкой станет, наверное, фантазия на тему Пролога к открытию Большого театра в Москве. Именно фантазия, а не реконструкция, так как в сценическом действии мы застанем Алябьева в момент сочинения этого произведения.

Оживить Пролог, наполнить его пластической фантазией (ибо писан он был для хора, декламации и танца) поможет нашим артистам питерский режиссер по пластике Игорь Григурко, создатель и руководитель театра пластической драмы «ЧелоВЕК».

В недавнем прошлом он сотрудничал с небезызвестным в Тобольске режиссером Михаилом Поляковым, создавали спектакль «Excerpta, выбранные места» по произведениям Гоголя.

– Тогда мы и познакомились, – поясняет Васильев. – Безумно интересно работающий с артистами театра, не требующий от них невозможного, чистого танца (всё же есть разница в подготовке у драмы и балета, а часто хореограф стремится видеть в актёре танцора), он добивается невозможного, работая с реальными физическими возможностями реальных людей. Надеюсь, танцами дело не ограничится, и он поможет артистам создать особую пластическую выразительность характерам и персонажам. Мы же играем в Алябьева, играем в театр, играем почти водевиль.

Вот такая вырисовывается история, друзья мои, читатели. С танцами и музыкой. С тенями прошлого, обретающими вдруг характер и плоть. Со славным нашим земляком А.А.А.


http://tobolka.ru/2017/08/27/teatralnaja-ten-a-a-a/



Поделиться: