14.11.2016

Тобольск. Доска почёта

Театр на крови

12.11.2016 20:27
Донором я стал очень просто. Не-е, кровь там, или ещё чего, не сдавал – не подумайте… Тут вот как дело было. Под руку, можно сказать, подвернулся.
В театре, все уж знают, я человек свой. Ну и весной, по-свойски, пришёл на репортаж про то, как москвичи делают у нас спектакль-вербатим. Документальный театр и всё такое прочее.
Дело интересное, для нас новое. Ну, для артистов новое, для зрителей тоже. Собрались… Тары-бары. Москвич гоголем ходит… Они умеют так – с виду вроде запросто, но как-то хитро так понять даёт, что вы тут сидите на мешках с картошкой, а мы там культуру двигаем. И вообще, вербатим ни для кого не новость, но, мол, вам я расскажу.
Ну а чё. Не подкопаешься. Прав он. Мало кто у нас знает такой вот театр. Чтобы не Тургенев или Брехт со сцены, а улицы-кухни-курилки-автовокзалы-поезда. Чтобы люди говорили, наши современники. Чтобы мы с вами.
Надо для этого, говорит москвич, записать интервью с тоболяками. С бомжами, сибуровцами, тёмными личностями всякими, с полицейскими и таксистами. Особенно, говорит, таксисты разговорчивые, но нам разные люди нужны.
Вы, говорит, запишете и нам пришлёте. А потом, говорит, драматург из этого всего сделает пьесу. И, говорит, мы осенью это поставим. Вы своих собеседников на сцене покажете… Нет, не покажете. Там он долго объяснял, что надо не играть, не пародировать. Надо, в общем, донести историю, переживания этого таксиста или бомжа до зрителей. Его словами, своей душой.
Мне понравилось сразу. Ну интересно же… Артистам вот – не всем. Многие сказали, что не станут на улицах интервью брать. Другие, что всё это для студентов-первокурсников театрального забава – этюды, наблюдения… А вот студийцы из молодёжного театра аж из кедиков своих от радости повыскакивали. Ага, их тоже пригласили в проекте участвовать. Они, студийцы-то, по-моему, сразу и побежали интервью записывать. С театральных вахтёров прямо и начали.
Да! Чуть не забыл же. Людей, которые согласятся свою историю спектаклю подарить, в таком театре называют донорами. С латыни и переводится как даритель.
А артисты профессиональные стали соображать тут же на собрании – с кем бы интервью, кого бы в доноры взять. Ну, тут я и подвернулся.
Осеннее продолжение
Так всё и было. Я подвернулся, и полетела история в Москву на интернет-почтовых. А вслед ещё. И ещё, ещё, ещё. От разных людей тобольского рода-племени.
Материал, собранный артистами ТДТ и Свободного молодёжного театра, стал пьесой «Тобольск. Доска почёта», написанной драматургом Мариной Крапивиной для образовательного проекта «АРТ-ЛАБОРАТОРИЯ», реализуемого фестивалем «Территория» и компанией СИБУР.
В ноябре команда «Территории» вновь прибыла в Тобольск и началась сценическая работа. Начали её режиссёр Сергей Щедрин, Марина Крапивина и Леонид Именных (музыка, видеография). Затем к процессу создания спектакля подключился руководитель «Лаборатории документального театра» Дмитрий Брусникин, актёр, сценарист, режиссёр, профессор школы-студии МХАТ.
10 и 11 ноября эскиз спектакля «Тобольск. Доска почёта» был показан зрителям. Они ещё скажут своё слово – очередями (либо отсутствием таковых) в театральную кассу, отзывами в особой книге и социальных сетях, пересудами при встречах. И не возьмусь сегодня предсказать, какова будет реакция – со своей-то ведь ещё не разобрался.
Отнюдь не обескуражен. Документальный театр – не диковина. Развивается он достаточно давно и начал уже даже бронзоветь некоторыми традициями. Встречались мы вживе, ну и читал кое-что. За реализацией тобольской части проекта «Территории» и СИБУРа пристально слежу с весны. Так что здесь думать, кажется…
Не зрителем (улыбнуться-взгрустнуть-задуматься), не журналистом (написать про это) пришёл. Донором.
Вот что не позволяет относиться к «Доске почёта» к как стороннему произведению театрального искусства. Донорство… Не привычное соучастие-сопричастность, а лихорадящее ощущение того, что совсем рядом на камерной сценической площадке живут крохотные капельки твоей крови. Там и истории-то на полторы минуты. И из 23 рассказанных она самая невнятная. А вот, поди ж ты.
Сложно смотреть сторонне ещё и потому, что каждый монолог или диалог осязаемо родной. Персонажи анонимны, но треть из них я опознал с первых минут партии. Но ведь и каждый из неузнанных был свой. Свой родимый человек тобольского замеса.
Специалист с промышленной площадки с карьерным ростом. Бродяга с несказанно прекрасным «с неба падает вода». Боевитая бабенция в шапке королевского гвардейца. Парочка, уверенно предсказывающая «бара-бум». Старый татарин, который совсем свой шумным собеседницам, обсуждающим национальный вопрос… Подгорные и нагорные. Восторженные и циничные. Образованные и образованные чрезмерно… Баянист с консерваторским дипломом и электрик, бывавший в Африке… Женщины в положении и дамы с положением…
Два часа без антракта. На тридцати квадратных метрах. Не весь, конечно, Тобольск, но весьма узнаваемая часть его. Капелька за капелькой местной крови.
Вот так. В этом тексте очень много меня и несправедливо мало театра. Но вы уж не обессудьте. Донорам, я слышал, полагается скидка.

Дмитрий КАРАСИЕР
Дарья ФЕДОТОВА (фото)